jennydots
У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества. (с)Даниель Дефо
Лаборатория Дамира Салимзянова. Лишний раз убедилась в том, что русские пьесы мне ближе и понятнее.
«Вика». Пьеса написана в форме монолога старшеклассницы. Героиня типичная для «новой драмы» - из «низов». Мать побирается по помойкам, но кроме тряпья приносит домой книжки. Видимо, эти книжки и держат как-то на плаву девочку, не дают совсем опуститься. Хотя приметы типичной «массовой» молодёжной среды налицо: сленг, пиво, рискованные пробежки перед электричкой, мечты о шмотках, о парне и т.п. И история о Вике и её гибели, рассказанная просто, без вранья. История страшная и обыденная. Я, честно говоря, в неё поверила. И поверила в то, что главная героиня никогда не забудет эту историю, и никогда уже не позволит Марго (или кому-то подобному) управлять собой. И, конечно, сразу подумала о себе и о родителях вообще – конечно, это их вина (не говорю уже об обществе), что дети оказываются в жизни без поддержки. Не в смысле накормить и одеть (хотя и с этим не просто), а в смысле – понять.
«Собаки-якудза». В начале слушала пьесу с восторгом. Замечательный приём – рассказывать о человеческой жизни через героев-собак. Каждая порода – уже характер. Не случайно главный герой – ирландский сеттер (собака благородная, живущая больше сердцем, чем умом). Правда, по мере столкновения с жестокостью жизни, сеттер всё более обнаруживает другие качества – изощрённый ум и беспощадность. Пережив предательство хозяина, обретя союзников, пёс вынужден выбирать между двумя «преступными группировками», делящими территорию. Похоже, что расправившись с ними, герой создаст собственную стаю. По мере развития сюжета, собаки всё более «очеловечиваются» - в ход идут топоры, осколки бутылок, сеттер подвешиваются цепью к потолку, разбивает лампочку, устраивает пожар. У автора даже где-то проскальзывает слово «руки» вместо «лап». И тут уже становится неинтересно, потому что пьеса превращается в очередное кровавое месиво – то есть очередной криминальный боевик, где благородный герой крушит всех подряд, борясь за собственное выживание (и чуток за справедливость). Но, поскольку методы его ничем не отличаются от методов преступного мира, чем он, собственно лучше тех, кого уничтожил? В финале пьесы сеттер побеждает (какими-то невероятными способами), и вроде бы надо радоваться. Но наступает, скорее, разочарование. Так интересно начиналось…
Спектакль «Грибуль-простофиля и Господин Шмель». Создатели спектакля в преамбуле сообщили, что хотели воссоздать атмосферу домашних спектаклей середины XIX века (времён Жорж Санд). Задача благородная и, вероятно, выполненная театром. Но что мне, простому зрителю, до этого? Мне хочется увидеть зрелище, радующее глаз, держащее внимание, заставляющее работать воображение, задевающее душу. Ну, или как минимум, соответствующее хотя бы одному из этих условий. Думается, театр сделал попытку задеть душу. История, написанная Санд, сама по себе понятная и поучительная. Другое дело, что на эту тему написано много других, более занятных и пронзительных сюжетов. Но раз уж выбран этот материал, ключик к нему всё равно следует искать сегодняшний. Иначе получается: куклы неинтересные, на сцене темно, персонажи по цвету сливаются с фоном. Много разговоров, текст занудный (особенно на уроке политэкономии), действие не движется, теряется нить сюжета. Воображение не получает подпитки. Всё буквально. А чего стоит освежёванный заяц, распевающий куплеты! Характеры не развиваются. Темно и скучно. Правда, у актёров хорошие голоса, они умело управляют куклами. Но мне-то этого недостаточно. После спектакля знакомый пермский кукольник сказал: «Наконец-то я увидел, как это было в XIX веке!» Остаётся только порадоваться – хоть кому-то было интересно.
Спектакль «Лёгкое дыхание» оставил впечатление свежести, лёгкости. Очень заразительные, живые девочки. А как они преображаются, когда начинают читать бунинский текст! Из простушек становятся просто красавицами, тонко и глубоко чувствующими, и мы вполне можем представить их «бунинскими» девушками. Прекрасно говорят, заражают нас атмосферой предчувствия любви, просыпающейся женственности. Действительно, есть ощущение «лёгкого дыхания». Другое дело, что мне показалось неорганичным соединение бунинского текста с советской атмосферой 30-х-40-х годов. И эти сцены, на мой взгляд, проигрывают. Бунина вполне достаточно, стоит ли его перегружать мотивами «завтра была война» и «сталинские репрессии»? Можно ведь об этом поставить другой спектакль.
«Агата возвращается домой». Изысканно по цвету, пластике, сценографии. Актриса, которая держит моё внимание на протяжении всего своего монолога-рассказа. Атмосфера волшебства. Ассоциации: дом, тепло, семья, грех (бесёнок), путь, заколдованный лес, игра, болезнь, наваждение, нежелание быть обыкновенной и т.д. Наверное, это опять история взросления. Мне было интересно.