Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:53 

Пилорама. Записки волонтёра.

jennydots
У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества. (с)Даниель Дефо
Недавно позвонила Нина Соловей и предложила поехать на "Пилораму": "Мне нужен человек, имеющий отношение к театру - на Театральную площадку". Я согласилась, ещё не зная, на что себя обрекаю.
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. 29.07. Пятница. В 10.30 подхожу к КДЦ. Сели. Поехали в аэропорт - встречать московских журналистов. Прибыли в Савино в 11. Выяснилось, что самолёт сядет в 13.30. Загораем. Хочется есть. Пошла в кафе - съела кашу за 75р. Как оказалось, это было мудрое решение. Дождались. Ужались. Поехали в Пермь-36. Кое-как дотрюхали, часам к 15.30. Встретила Нина - выдала красный браслет (пропуск в столовую) и отправила обедать. Столовая в помещение бывшего психоневрологического интерната - столы, сколоченные из досок, скамейки. Под ногами - коты с голубыми глазами, по-деловому жующие недоеденные котлеты. В этом интернате живут волонтёры - человек по 15 в комнате, на матрасах. Нас (кураторов площадок) разместили, хвала Нине, в основном здании (КПП) - в четырёхместке, туалет и умывальник рядом. Ура. Правда, ключ один на всех. Узнаю, что Девотченко уже приехал и был на площадке. "Девотченко - нормальный мужик, - делится Нина., - а вот с "Практикой" будут проблемы, они все такие - с претензиями. Будут спрашивать про гонорар - отправляй ко мне". Подхожу к Девотченко, знакомлюсь. У него немигающий взгляд. Договариваемся встретиться на площадке, сверяем райдер. Оказывается, там не указаны цветы - 14 гвоздик, 7 белых и 7 красных, а также 7 томов Ленина. Говорю Нине про цветы, она в ужасе. "Будем решать". Знакомлюсь со своим волонтёрами - студенты Лиза и Ваня, и маленький татарский мужичок Фарид. Они все в красных футболках, мы - тоже. Жара. Идём на Театральную площадку - она в Зоне Особого Режима, за 500-700 метров от основного лагеря. Связи почти нет, так как ловит только МТС, а у меня Мегафон. "Какой тип связи?" - задаю вопрос Нине. - "Ноги волонтёров". Мужчины вручную вкапывают скамейки. Специалисты заканчивают монтаж сцены. Вот и вся площадка. Ещё экскурсионный барак, где мы выцарапали комнату под гримёрку. Надо завезти туда стол, зеркало, стулья. Под сценой свалена мебель и пюпитры для спектаклей. Около сцены (почти в кустах) стоит завёрнутое в плёнку фортепьяно. Приходит Девотченко, с длинным, рыжим скрипачом Борисом, который играет у него в спектакле. Спрашивают про свет. Я не знаю. Обещаю выяснить. (Выясняла до вечера. Ответ один:"Если в райдере есть, значит - будет". Достала всех. Наутро, когда я бродила по лагерю в поисках туалета, меня схватил за руку исполнительый директор Андрей Вилисов и закричал, что СВЕТ БУДЕТ.) В оставшееся время оборудовали гримёрку, переговаривались со звукарём (Девотченко проверял звук), который сообщил, что за свет он не отвечает. А потом пошёл дождь. И я поняла, что спектакли под угрозой срыва. Скамейки стоят в чистом поле, пианино будет мокнуть двое суток, аппаратура выдержит ли? А зрители? Побежала в штаб и заблажила, что нужен навес или палатка над зрительскими местами. Отказали. "Ну хоть плёнку дайте - скамейки покрывать!". Дали рулоны полиэтиленовых мешков для мусора. Целую коробку. Ваня поволок её в Зону. А что делать с пианино? "Будем решать". Уже перед сном в номер влетела Нина с охапкой гвоздик:"Держи! Храни до спектакля!" "А куда же ...?" Но Нина уже исчезла. Гвоздики смотрели с укоризной. (ПРОдолжение следует).

URL
Комментарии
2011-08-02 в 12:05 

Вавася
Know your stuff
ну как обычно)
все хоть нормально кончилось?

2011-08-02 в 12:28 

Лисы по ту сторону дождя
О сердце моё, тебе равных не будет, усни.
С подробностями ещё задорней!

   

Житейские воззрения кота Мурра

главная