09:46 

"Квадратура круга" в пермском Театр-театре

jennydots
У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества. (с)Даниель Дефо
КВАДРАТУРА КРУГА

Театр-театр. Режиссер В.Гурфинкель. Художник И.Ярутис.

Лёд тронулся, господа присяжные заседатели! Сегодня в Театр-театре полный зал. Город клубится слухами. Наконец-то в бывшей пермской драме поставили действительно смешной спектакль, без всяких абсурдистских изысков и заморочек. Публика дрогнула и побежала скупать билеты. Я тоже поспешила взглянуть на это чудо.
Похоже, что театр собрал весь запас пионерских галстуков, сохранившихся (опять чудо!) на промтоварных складах. В фойе меня встречали билетерши в галстуках, главный администратор в галстуке, гардеробщицы и капельдинеры в галстуках, музыканты духового оркестра в галстуках, потом и вовсе салютующие пионеры (как вы понимаете, тоже в галстуках). Не успев прийти в себя от пионерского изобилия, я получила следующее сильное впечатление – живой оркестр на сцене. Живописно костюмированные в силе 20-х годов, артисты театра бодро дудели в трубы и перебирали клавиши аккордеона, тренькали на балалайке и били в барабан. Дирижировал этим оркестром товарищ Флавий (В. Белоусов). Повеяло ТЮЗовским «Чонкиным», Ильфом и Петровым, и даже Булгаковым времен «Собачьего сердца».
Начало заинтриговывало. Я приготовилась к следующим сюрпризам. И не ошиблась. Сценография тоже порадовала. Примерно четверть сцены занимал развернутый к зрителю станок, на котором располагались приметы скупого комсомольского быта: кровать на двух ножках и садовая скамейка. Вот и вся мебель. Над ней болтался каркас абажура без лампочки (ее потом заботливо ввернет новоиспеченный молодой муж Васька). А фоном этой роскошной жилплощади служило огромное – занимающее всю стену – окно в стиле модерн. Видно, комната знавала лучшие времена. Вторая имеющаяся стена несла на себе остатки лепнины и двустворчатую дверь. Вторая дверь – ведущая из подъезда в квартиру – располагалась у правого портала. А у левого - очередное чудо! – настоящий работающий лифт. Старинный, с сетчатой шахтой и открывающимися вручную дверями. С помощью этого лифта будут появляться и покидать сцену главные герои спектакля.
Наверное, следует напомнить сюжет пьесы. Два друга-комсомольца, Абрам (Д.Васев) и Васька (А.Дюженков), проживающие на одной жилплощади, одновременно и скоропалительно женятся. Они приводят молодых жен в семейное гнездо, не успев предупредить друг друга о произошедших переменах. После бурного выяснения отношений друзьям приходится разгораживать комнату пополам и налаживать семейный быт на совместной территории. Через некоторое время выясняется, что с походом в ЗАГС поторопились. Интеллигентный и мягкий Абрамчик хочет домашнего уюта, но его строгая супруга - товарищ Кузнецова (Е.Барашкова) – считает это мещанством. Зато беспартийная Людмилочка (М.Жукова) каждое утро потчует своего Ваську молочком и котлетками. Со своей стороны, неблагодарный Васька отказывается тонуть в мещанском болоте. Вы, наверное, уже догадались, что произойдет, выражаясь языком шахматистов, рокировка. Васька найдет счастье с Тоней Кузнецовой, а Абрамчик - с Людмилочкой. Свидетелями этих событий станут старший товарищ Флавий, поэт Емельян Черноземный (С.Семериков) и члены комсомольского актива (артисты театра).
Спектакль получился очень смешной. Невозможно перечислить все выдумки создателей спектакля. Первое, что приходит в голову: грохот невидимого велосипеда, ритуально сопровождающий каждого входящего в квартиру, горизонтальный прыжок товарища Кузнецовой на стол с книжкой, красные революционные кальсоны поэта Чернозёмного и так далее. Если попытаться определить жанр спектакля, то это эксцентрическая комедия. Налицо гротескная пластика (специально приглашен балетмейстер), гротескное построение образов, динамичность внешнего действия.
Форма придумана яркая и острая. А что с наполнением этой формы актерами? Вот здесь, на мой взгляд, самое уязвимое место спектакля. Играют лихо, но все как-то мимо партнера. Громко кричат, выполняют трюки, но друг на друга не смотрят, не общаются. На сцене не живые люди, а схемы. Пожалуй, актеры М.Жукова и Д.Васев как-то потеплее, почеловечнее. А вот незгибаемые борцы с мещанством в исполнении А.Дюженкова и Е.Барашковой так и остались символами. Единственный по-настоящему живой человек в спектакле – поэт Черноземный. Сергей Семериков - то ли в силу своего уникального сценического обаяния, то ли по какой другой причине - становится центром спектакля. Ему аплодирует публика, его провожают радостным смехом.
Пермскому зрителю хочется смеяться. Это понятное желание. И на «Квадратуре круга» смеются. А могли бы смеяться больше.

URL
Комментарии
2009-02-22 в 20:01 

"Я вернулся, Господи, в руки Твои, встречай!" (Эжен)
Играют лихо, но все как-то мимо партнера. Громко кричат, выполняют трюки, но друг на друга не смотрят, не общаются. На сцене не живые люди, а схемы. Ушли в механику...Возможно, когда спектакль будет сыгран ещё несколько раз, взаимодействие появится. Вообще, это промах режиссёра, а не актёров.

2009-02-22 в 21:06 

jennydots
У кого есть кошка, тот может не бояться одиночества. (с)Даниель Дефо
А никто и не обвиняет актёров. Всегда виноват режиссёр. В чём вы правы - надо сходить ещё раз - вдруг что-то изменилось? Но, как показывает опыт, вероятность этого невелика. Режиссёром уже заложен способ существования в спектакле.

URL
     

Житейские воззрения кота Мурра

главная